Новости
События
Библиотека
Пещеры
Фотогалерея
Члены
Форум
Гостевая книга


 
Текущий раздел : Главная/ Библиотека /
 

Дневник спелеолагеря, проведенного в Крыму на плато Чатыр-Даг в 1995 году.

11.11.2008 12:19
Версия для печати

      23.06.95.пятница - 24.06.95.суббота.

    Мы (руководитель  Павел Николаевич,  замрук Стас,  комендант Илья,

завхоз Антон, завснар Федя, зав.ремнабором (ремок) Юра,  ответственный

за топосъемку (топик) Вовка, зав.бивуачным снаряжением  (ответственный

за ЦК) Андрюша (Графин), Денис, Андрей, Леха и летописец Конус) решили

поехать в  Крым на  плато Чатыр-Даг  в спелеолагерь.

    Мы (Стас, Вова, Денис  и  Андрей) встретились в 21.00 на остановке

Парк имени Пушкина и пошли на  квартиру  знакомой  Павла  Николаевича.

Хозяев  дома не  было  (они  ушли  в  сад  и  вернулись в  24.00). Там

мы смотрели телевизор, а потом поужинали и  опять  смотрели телевизор.

Потом пришла хозяйка Светлана Андреевна и  привела  двоих детей (Егора

и Ксюшу). Потом она и  Павел Николаевич  ушли  и  сказали  вымыть ноги

детям.  Андрей и Денис вымыли  их, а потом  Денис читал Ксюше  сказки,

а  мы  с  Егором  играли в карты (Егор всех обыгрывал). После мы легли

спать.

    Мы  (Юра, Федя и Андрюша(Графин)) решили  понтануться и нашли свою

хату  еще  ближе  к  вокзалу,  там  живет   Юрина  тетя.  Договорились

встретиться у Андрея вечером в 21.00, но Юра полдня летал по квартире,

собирая  рюкзак,  и опоздал  на  полчаса.  До  хаты  мы еле добрались:

троллейбусов не было, трамваи еле ходили. По дороге  Юра набил себе на

позвоночнике две шишки. Потом Федя пол ночи паял блоки. Дальше мы  все

всполоснулись, поели, послушали магнитофон, поспали два часа  и  пошли

на вокзал.

      В  6  часов   утра  мы  встретились  на  вокзале  около  шестого

вагона  поезда  номер  317  Челябинск-Симферополь.  Нас провожали куча

предков,  а  также  Петя  с  Димой  и  Катя  с Оксой. После длительных

прощаний мы  загрузились в  поезд и  поехали в  сторону Симферополя. В

дороге мы мучались от безделья:  общались, играли в карты, смотрели  в

окно, читали, ели, пили, спали).  Нам повезло, что день не был  жарким

и нам почти не пришлось умирать от жары. Отбоя, как такового, не  было

и до 12 часов ночи мы продолжали заниматься кто чем хотел.

 

      25.06.95.воскресенье.

    В обшем-то день  начался с того,  что в половине  второго мы вышли

гулять по Самаре. Проведя полчаса на самарском вокзале, мы вернулись в

поезд и легли спать. Когда мы проснулись, был уже день и нам ничего не

оставалось как продолжить умирать от жары и печали. Во время  завтрака

мы потеряли Федю,  но потом нашли  его спящим на  верхней полке. После

обеда, когда  некоторые личности  чуть не  остались на  станции, Павел

Николаевич наложил  на нас  запрет: нельзя  выходить из  поезда до  10

часов утра следующего дня. До  ужина мы страдали от безделья,  а после

ужина  с  сокровищами  (Юрой,  Вовой,  Федей)  что-то случилось, и они

начали развивать ужасные теории о форме Земли. Дело кончилось тем, что

наша  Земля  имеет  форму  откусанного  огурца.  На  этом  Федя и Вова

заработали  свою   первую  нобелевскую   премию.  В   последствии  они

заработали еще  24 премии,  в частности  одну за  то, что  Федя пронес

Конуса на руках 3км. 400м.  5 электровозов и дофига вагонов,  а другую

за то, что чай, находившийся в круглом котле на полу, облил ноги одной

леди (Але) (никто не помнил как  ее зовут), которая ехала с нами,  и с

которой  мы  общались  весь  вечер.  В  этот раз таможня была особенно

потрясающей:  люди в синих  формах прошли вдоль вагона, не  обращая ни

на кого внимания.

 

      26.06.95.понедельник.

    В этот  день мы  продолжали умирать  от безделья  и жары. Пришлось

после  обеда  устроить  день  Нептуна.  Сначала обливали друг друга из

бутылок, потом  из кружек,  а потом  из Егорова  пистолета, который он

взял с собой.  После Джанкоя мы  сидели полностью готовые  и собратые.

Пока доехали до Симферополя, прокляли все поезда. Наш поезд  опаздывал

на 37 минут,  и поэтому мы  прибыли в Симферополь  в 21час 15минут  по

московскому времени. В Симферополе мы сели на троллейбус и доехали  до

"ОниксТура",  где  нам  велели  брать  пенки  и  спальники  и  идти на

троллейбус, идущий  на Ялту  или на  Алушту.(наши рюкзаки  должны были

привезти на машине на следующий день).Мы сели на троллейбус, идущий на

Ялту и доехали до Сосновки, где нам объяснили как дойти до Чатыр-Дага.

Мы пошли в сторону воинской части в темноте по жуткой дороге. По  пути

нас встретил  хохол из  лагеря и  повел на  место. Почти  около самого

лагеря нас встретили остальные лагерные хохлы. В лагере нас  покормили

и  уложили  спать  прямо  на  улице,  потому что палатку мы оставили в

Симферополе.

 

      27.06.95.вторник.

    Утром мы встали, позавтракали и пошли на осмотр плато. В  общем-то

Чатыр-Даг мало  похож на  Караби, только  кары торчат,  а в  остальном

ничего  общего.   Много  деревьев,   буйная  растительность   и  видно

Симферополь.  Сначала мы дошли до Партизанского грота, который нам  не

понравился, потом постояли еще около одной пещеры, пошли в  Гугерджин,

в  Тысячеголовую,  куда  некоторые,  у  кого  был  свет,  залезли  и в

Холодную, про которую Федя сказал, что это Бузулук только без льда. По

дороге  к  лагерю  пошел  дождь.  Мы  сразу  вспомнили о том, что наши

спальники и пенки мокнут под дождем и очень "обрадовались". Мы немного

подождали в Охотничьем гроте и как только дождь утих, пошли в  лагерь.

В лагере наши  пенки и спальники  были убраны и  мы залезли в  штабную

палатку.  Пока мы там  сидели, приехали наши рюкзаки, которые  были не

суше нас.  Вместе с рюкзаками мы полезли под тент и сидели там до  тех

пор, пока не поняли, что это бесполезно и начали ставить палатку прямо

под тентом.   Кое-как поставив палатку  и переодевшись в  относительно

сухую одежду, мы залезли в спальники, и сразу по закону подлости дождь

кончился.  Из палатки соседей вылез Павел Николаевич и сказал, что  не

плохо бы поставить палатку нормально,  но мы были так довольны  сухими

спальниками,  что  не  хотели  вылезать,  но через некоторое время нам

все-таки  пришлось  вылезти,  чтобы   тащить  какие-то  штуковины   от

Мраморной. Мы  притащили эти  штуковины, натянули  нормально палатку и

поужинали. В 10 часов Павла Николаевича вызвали на ковер.  Вернувшись,

он сказал, что нас делят на  отделения, а Стас идет за стажера.  Павел

Николаевич сказал, что утром скажет все подробней и велел отбиваться.

 

      28.06.95.среда.

    Утром на построении нам сказали, что все мелкие (кроме Леши),  Юра

и Стас  (за стажера)  числятся в  4-ом отделении  с Черновцами,  а все

остальные в 5-ом с Котельвой. До обеда мы умирали от безделья, а после

обеда все  пошли на  осмотр плато,  оставив в  лагере Конуса и Дениса.

Осмотрщики ходили к Бездонке, Победе, "Ходу конем". По пути их  застал

очередной  дождь.  Они  вернулись  в  лагерь  и  пошли слушать лекцию,

которую  читал  Дублянский.  После  ужина  мы  сидели  около палаток и

слушали Сургут, а  потом Алю и  Михаила Геннадьевича до  тех пор, пока

нас не разогнали по палаткам.

 

      29.06.95.четверг.

    Сегодня дежурило 4-ое  отделение и поэтому  они остались в  лагере

висеть на деревьях,  а 5-ое пошло  в Охотничий грот  висеть на скалах.

Весь день мы страдали от безделья, а в лагерь вернулись к ужину.

 

      30.06.95.пятница.

    Дежурило  5-ое  отделение.  После  завтрака  4-ое отделение ушло в

Гугерджин, а 5-ое в Тысячеголовую  и в Холодную.

    Около  Тысячеголовой Павел Николаевич сказал, что мы (Федя, Вова и

Конус)можем идти отдельно сначала в Тысячеголовую, а потом в Холодную,

а сам стал объяснять Андрюше, Лехе и Котельве, как  делать топосъемку.

Когда  мы вылезли  из Тысячеголовой,  Павел  Николаевич  объяснял  как

держать компас, а когда мы вернулись из  Холодной, их уже не было (все

были в дыре). Федя  полез в дыру, чтобы сказать Павлу Николаевичу, что

мы  уже пришли и привел с собой  Андрюшу  и  Леху.  После  обеда Павел

Николаевич повел народ  в Холодную  а Федя, Вова и  Конус ждали  их на

улице под дождем. Когда  мы вернулись в лагерь дождь был дай бог. Ужин

готовили в ужасных условиях: в  палатке  полной  дыма.  Совсем к ужину

пришло мокрое и грязное  4-ое отделение,  которое весь  день   провело

в дыре. После ужина мы  сразу  легли  спать, потому  что были мокрые и

замерзшие.

 

      1.07.95. суббота.

    Утром Павел Николаевич вызвал всех  из 5-ого отделения на ковер  и

сказал,  что  3  человека  (Омеговцев)  должны  уйти  в 4-ое отделение

в обмен на  мелких. После длительных  размышлений дело кончилось  тем,

что Вова, Леха и  Конус ушли в 4-ое,  а Андрей (мелкий), Илья  и Антон

в 5-ое. После этого новое 5-ое отделение (инструктор Павел Николаевич,

стажер  из  Котельвы  Александр  Николаевич,  Челябинцы: Федя, Андрюша

(Графин), Илья, Антон и Андрей  и Котельва) ушло в Голубиную,  а новое

4-ое (инструктор Сергей Михаилович, стажеры: Стас и Сергей (из Одессы)

Черновцы: Андрей,  Олег, Тарас,  Андрей (Пума),  Челябинцы: Юра, Вова,

Леха, Денис  и Конус)  в Охотничий  грот висеть  на скалах.  Пока 4-ое

отделение сушило одежду в гроте, 5-ое дошло до Голубинки и обнаружило,

что  это  совсем  недалеко  от  лагеря.Потом  мы  сделали  навеску   и

спустились вниз с ругательствами из-за того,что наши решетки не  ездят

по  "укропу"  (так  мы  ласково  обозвали  веревку "Юкроп"). Голубинка

оказалась  чисто спортивной  дырой почти без натеков-это  сказал Федя,

так как он спускался в дыру первым. Когда вылез Андрюша он  согласился

с  его   мнением,  кстати   он  спускался   и  поднимался   с   такими

ругательствами, что разогнал на небе все облака,  за что  ему  сказали

спасибо, а  потом мы  пошли ужинать.

    Вечером  Павел  Николаевич,  Светлана  Андреевна,  Аля  и   Михаил

Геннадьевич ушли  куда-то  договариваться  насчет   моря,  а  мы    до

отбоя слушали приехавшего барда.

 

      2.02.95.воскресенье.

    После завтрака 4-ое отделение ушло в  Армейскую, а 5-ое  в К-40  и

Гугерджин.

    Около  Армейской  мы  разделились  на  две  группы:  Челябинск   и

Черновцы.  Пока  Стас  делал  навеску,  пришел  начальник  лагеря Юрий

Михаилович Касьян  и организовал  соревнования по  вязанию узлов:  кто

последним  завязывает  узел,  тот  отжимается  пять раз. Когда нам это

надоело, Юрий Михаилович  стал показывать способы  бухтования веревок,

но соревнования  по бухтовке  веревок мы  устроить не  успели, так как

пора было лезть в дыру. Когда первая группа вылезла из дыры, был обед.

После обеда в  дыру полезли Черновцы,  а когда они  вылезли, мы решили

пойти в Мраморную, но, когда подошли к лагерю, был уже ужин.

    Мы пришли к К-40.  Стажер Александр Николаевич сделал  навеску. За

ним спустился Павел Николаевич и сказал, что мы пойдем двойками.   1-я

двойка: Федя  и Андрюша.  Мелкие в  дыру не  ходили. Потом  мы пошли в

Гугерджин где встретили Сургут. Быстро сделали навеску и спустились  в

дыру. Немного погуляли по дыре и ушли наверх, где нас ждал Касьян.  Он

высказал несколько критических замечаний  по поводу нашей навески,  но

его убедили в том, что все хорошо.После этого все вернулись в  лагерь,

где нас ждал вкусный ужин.

    Вместо  Мраморной  мы  ушли  в  Эмине-Баир-Хосар,  потому что было

воскресенье. Экскурсовод  провел нас  по всей  пещере и  рассказал обо

всех интересных  местах. В  лагерь мы  шли по  темноте, а  вернувшись,

легли спать.

 

      3.07.95.понедельник.

    День начался с  того, что мы  проснулись. После утреннего  звона и

завтрака Павел Николаевич ушел в Обвальную, а 4-ое в Учунжу-Хосар  или

Елочку.

    Около  дыры  Касьян  велел  Стасу  прочитать  лекцию  по  свету на

вертикальных участках, а перед  выходом проверить каждого. С  этого-то

все и началось:  Андрей полез в  дыру без каски  и света. В  это время

Касьян  показывал   нам  спелеологические   упражнения,  после   такой

своеобразной  зарядки он  полез в дыру, и  там и увидел Андрея.  После

этого он придумал наказание Стасу и Андрею: они должны были весь  день

проходить  в  касках.  После  этого  оказалось,  что мы забыли сухпай.

Когда  в  дыру  полезла  2-ая  группа (Челябинск), Черновцы изобретали

новое  блюдо,  которое  впоследствии  назвали  Учунжу-Хосар    честь

пещеры).

    Рецепт:

    4 кубика куриного бульона

    1 кубик говяжего бульона

    грибы (неопознанные)

    сало

    сухари

    2 консервы сардинелл в масле

    вода

Варить на костре до фига и больше.

В дыре  Стаса и  Дениса чуть  не убило  древесным грибом,  прилетевшим

сверху. После этого в Стаса летали камни и часы (сверху). Пообедав, мы

вернулись в  лагерь, где  нас ждал  наш сухпай  и черновцовский  Леня,

которого привезли  из больнички,  потому что  в первый  день похода он

сломал палец. Мы прикончили сухпай и ужин, и стали делать тех описания

пещер, а потом сидели около "черного" костра и пили чай.

    Мы очень долго шли, но дыру  нашли сразу, так как нас вел  Касьян.

Кто-то сделал навеску. Сначала в дыру спустилась Котельва и Андрюша, а

потом все  остальные (кроме  мелких). Там  было очень  много всего.  И

очень холодно. В дыре мы  набирали воду для обеда. Федя  снял навеску.

После обеда мы пошли в лагерь и через 30 минут по возвращению в лагерь

поужинали.

 

      4.07.95.вторник.

    День, как ни странно, опять начался с того, что мы проснулись.  На

утреннем звоне нам объявили, что 4-ое отделение идет в К-40, а 5-ое  в

"Бездонный колодец".

    В  дыру  мы  спускались  группами  по  4  человека. Те, кто был на

поверхности, собирали  грибы на  вечер. Когда  мы вылезли  из дыры, то

пришли к  выводу, что  омерзительней дыры  не видели.  Мы вернулись  в

лагерь и пошли в Мраморку, а когда вернулись был уже ужин.

    Сначала мы  долго-долго шли  в горку.  Когда дошли  до "Бездонки",

Павел Николаевич и стажер стали искать место для навески, а Федя  снял

с  себя  клеща.  Несколько  часов  делали навеску. Потом народ пустили

вниз,  но  мелких  Павел  Николаевич  не  пустил  и  Касьян  учил   их

уговаривать Павла Николаевича. Потом мелкие сдавали нормы ГТО на  1-ую

категорию сложности. Когда все вылезли из дыры мы пошли в лагерь.

    После ужина мы  стали готовить грибы  на вечер, потому  что в этот

день (ночь) все спелеологи мира поднимали тост: "Подземный мир  един".

До часу ночи  мы жарили грибы  и слушали Сергея  Михаиловича, а в  час

собрались около большого костра, подняли тост и опять ушли к "черному"

костру и продолжили пить, есть и песни петь. Также в этот вечер мы ели

торт, сгущенка и печенье  которого стоили нам огромных  усилий: каждый

раз мы отрывали их от сердца и от  сухпая. В 2 часа 15 минут  мы  ушли

спать.

 

      5.07.95.среда.

    Сегодня 5-ое отделение  ушло в Елочку  и Вялова, а  мы планировали

спустить Ленчика в Гугерджин, а потом в К-10.

    После завтрака мы собрались и ушли в дыру, где натянули  полиспас,

спустили Ленчика и  куда, потом, спустились  с нами. С  нами шли врачи

Оксана  и  Толик.  Обратно  Леня  почти  весь путь прошел сам, с одной

рукой. На поверхности мы  пообедали, а с Черновцами  что-то случилось:

они  начали   охоту  на   мамонтов.  Мамонтом   был  Тарас.   В  самый

захватывающий момент охоты Пума,  пробегая по кухне, опрокинул  сахар,

за что Андрюха дал ему имя Пума-Кривая Нога. Мамонт Тарас, спасаясь от

преследователей из племени Тумба-Юмба, залез в какую-то дарку, которую

назвал своей пещерой. Увидев эту  дыру, охотники забыли про мамонта  и

стали  кидать  камни  в  эту  дыру,  после  чего  прибежали в лагерь с

круглыми глазами, сказав, что там метров 80. Началась другая охота:  в

эту дырку сбросили  40 метров веревки  и Стаса.   Спускаясь вниз, Стас

бросал камни, а в это  время Сергей Михаилович решил нас  напугать: он

знал, что это второй вход в Тысячеголовую, и поэтому он зашел в дыру с

главного входа. Но  когда его чуть  не убило камнем,  он решил дать  о

себе знать. Весь  интерес сразу же  пропал, а когда  вытащили веревку,

оказалось, что  она перебита  ровно посередине.   Мы пошли  в  сторону

лагеря и по пути передумали идти в К-10.

    Сначала  мы  пошли  в  Вялова.  Навеску делал Виталик из Котельвы.

Очень громко ругаясь, народ спустился вниз, где у Феди отпала  челюсть

от огромного количества кристаллов.  Потом в дыру спустилась  Светлана

Андреевна. Когда Федя снимал навеску, он периодически обгонял стажера.

Мы вылезли из дыры, пообедали и ушли в лагерь, потому что в Елочку уже

не успевали.

    Вечером, после ужина, Сергей  Михаилович читал лекции по  вопросам

до тех пор, пока всех не усыпил.

 

      6.07.95.четверг.

    В этот день  4-ое отделение дежурило,  а 5-ое и  Стас ушли в  "Ход

Конем".

    Мы пришли к  пещере "Ход Конем".  Там мы подождали  3-е отделение.

Инструктор-Кирпич. Потом Стас, Андрей и  Аля пошли в лагерь. В  лагере

мы с Алей взяли перекус, Андрей взял накидку и у Конуса снарягу. В это

время пошел дождь, но очень  маленький. Когда вернулись к пещере,  там

все были мокрые. Кирпич,  Федя и еще трое  из 3-го отделения пошли  на

160 метров  делать навеску.  Когда они  сделали навеску  до 80 метров,

вниз ушли Аля и  Андрей. Пока они были  внизу, шел дождь. Когда  снизу

крикнули, что сделали  навеску до 160  метров вниз ушло  почти все 3-е

отделение и  должен был  идти Стас,  но у  него крякнул  свет и он его

чинил. В это время  все ушли на 160  метров и Павел Николаевич  пустил

его  только  на  80  метров.  Когда  вышла  1-я  группа, Стас, Диззи и

"Очкарик" спустились на  80 метров снимать  навеску. Там мы  встретили

отделение Кирпича,  которое выходило  наверх. Один  из них  вытаскивал

Федину каску. Она упала вниз  и наделала страшного шухера, потому  что

мы думали, что это камень. Потом Стас быстро побежал наверх к  Шурику.

Там  прохлаждался  еще  около  2-х  часов.  Ночью  мы пошли в лагерь и

вернулись во 2-ом часу.

 

      7.07.95.пятница.

    В этот день мы сдавали экзамены. Поэтому после завтрака все сидели

с репиками и пытались вязать узлы. Где-то в 11 часов начались экзамены

по теории, узлам и медицине. Весь день мы успешно сдавали экзамены,  а

после   сдачи   тихо-мирно   разлагались,   пока   Юра,   готовясь   к

соревнованиям, висел на дереве.

 

      8.07.95.суббота.

    Рано  утром  инструктора  побежали  делать  навески,  велев   всем

приходить  к  Охотничьему  гроту  к  10-и  часам.  Мы пришли к гроту в

половине одиннадцатого, но там еще не было ничего сделано. Мы побежали

в лагерь за снарягой, которую оставили (как мы думали) в лагере, но  в

лагере оказалось, что снаряга (Андрюшин комплект, Юрины усы и  стремя)

исчезли.  Мы вернулись к гроту, где  все мелкие пролезли скальником, а

мы готовились на SRT, как  пошел дождь, а потом град.  Половина народу

ушло в лагерь,  а мы остались  ждать пока кончится  дождь. Когда дождь

кончился,  мы  ушли  на  SRT  и  на  узел, а когда пришло время ужина,

вернулись в лагерь, где панки из 2-го отделения проткнули уши Вовке  и

Черновцам.

 

      9.07.95.воскресенье.

    С утра  мы вернулись  в Охотничий,  чтобы продолжить соревнования.

На этот раз кроме скальника, SRT,  и узла был устроен конкурс узлов  и

топосъемка (вертикальная и горизонтальная),  а контест был натянут  на

дереве в лагере. После того как мы прошли все маршруты мы  вернулись в

лагерь, где  нас ждал  обед. После  обеда Стас,  Вова и  Конус ушли на

топу,  где  из-за  дурацкой  системы  и  собственной  невнимательности

заработали 512 минут штрафа. Мы  долго уговаривали идти на топу  Федю,

Юру и Андрюшу, но  Федя ушел на контест,  а Юра и Андрюша  не захотели

вставать, а когда они все-таки решили идти, было уже поздно. До  ужина

мы разлагались,  а после  ужина оказалось,  что у  Черновцов пропало 6

карабинов, а у Вовы полностью все железо. В 9 часов был вечерний звон,

где  Юрий  Михаилович  Касьян   выдал  всем  сертификаты,  и   сообщил

результаты  соревнований.  После  звона  мы  немного  посидели   около

"черного" костра, но так как настроение у всех было ужасное, разошлись

по палаткам.

 

      10.07.95.понедельник.

    Утром, после завтрака, был последний утренний звон, после которого

все пошли складывать рюкзаки и ждать машину. После 12 пришла машина, в

которую загрузили рюкзаки. После коротких прощаний все пошли в сторону

Мраморки, оставив в лагере Челябинск  и Киев. До половины седьмого  мы

разлагались,  а  в  пол  седьмого  Павел  Николаевич повел нас в Баир.

Экскурсовод провел  нас по  пещере, а  когда мы  вышли из  дыры, Павел

Николаевич велел  нам идти  в лагерь,  а сам  остался. Мы  вернулись в

лагерь и стали готовить ужин. Когда мы почти поужинали, вернулся Павел

Николаевич, но  потом опять  ушел. Мы  легли спать,  так как на завтра

планировался переход с Чатыр-Дага до Сосновки.

 

      11.07.95.вторник.

    В этот  дань у  нас не  было подъема,  но все  встали до завтрака.

Готовя  завтрак,  Вовка  перепутал  банки  и  вместо  тушенки   открыл

сгущенку.  Пока мы думали что с ней делать, проснулся Павел Николаевич

и просветил  нас о  том как  мы будем  сбрасываться. После завтрака мы

складывали  вещи,  а  во  2-м  часу  вышли  из  лагеря и взяли курс на

Сосновку. Часам к 4-м мы добрались по извращенской дороге до  Сосновки

и  первая  группа  уехала  на  троллейбусе  в  Алушту.  На  вокзале мы

дождались  остальных:  Павла  Николаевича,  Светлану Андреевну, Егора,

Стаса и Андрея В., и пошли  по набережной в поисках места для  лагеря.

Мы добрались до  места, где все  стали заниматься полезной  работой, а

Стас снял клеща. Поставив  лагерь, мы пошли купаться,  а за одно и  за

водой  и  встретили  Черновцов,  которые  приехали  на день раньше. Мы

искупались, поужинали и  легли спать. Как  только мы легли  (на улице)

пошел дождь. Все  сразу стали суетиться  и убирать вещи  в палатку, но

как только все  убрали, дождь кончился.  Мы вытащили спальники  иопять

легли. Через некоторое  время опять начался  дождь, но на  этот раз мы

оказались  умнее  и  накрылись  сверху  тентом.  Через несколько минут

дождь кончился и мы заснули.

 

      12.07.95.среда.

    Утром  мы  проснулись  от  жутких  криков  цикад.  Они  орали  так

противно,  что  Вовка  начал  кидать  камни  в  деревья,  но противные

насекомые так и не замолкли. После завтрака Павел Николаевич повел нас

в баню и за продуктами, но сразу после бани Вовка, Юра и Конус  уехали

в Сосновку за  Конусовыми часами, которые  она оставила около  рутья и

которые так и не нашли. Пока мы ездили за часами, остальные покупали в

Алуште продукты и объедались  сливами, алычой и грушами  (зелеными). К

ужину все собрались в  лагере, а после ужина  Стас, Вова, Юра и  Конус

ушли к Черновцам и вернулись  часов в 12. Как только мы легли спать, в

кустах кто-то начал  шуршать. Оказалось, что  это еж. Некоторое  время

Стас гонял ежа, он подкатил ежа к спальнику, но через некоторое  время

еж развернулся и ушел.

 

      13.07.95.четверг.

    Как и положено, день на  море был полностью разлагаловкой. С  утра

Федя и Андрюша ходили в Алушту за хлебом, а чуть позже в Алушту  пошли

Вова, Федя и Конус. Весь день мы провели в море. Сначала ловили  мидий

(и ели их), а потом, когда увидели Черновцовских крабов, пошли  ловить

крабов. Так и получилось, что весь день провели в море.

 

      14.07.95.пятница.

    Все утро каждый занимался чем хотел: купались, ловили крабов,  Юра

весь день мучал консервные  банки (делал коробочки, портсигары,  ложки

и.т.д.). В пол двенадцатого мы пошли провожать Черновцов, а еще раньше

Стас и мелкие  (кроме Ильи и  Лехи) ушли в  Алушту за продуктами.  Все

(кроме  Павла  Николаевича,  который  уехал  с  утра  в   Симферополь)

собрались в лагере к обеду и продолжили разлагаться до вечера.

 

      15.07.95.суббота.

    Весь день  мы разлагались:  купались, загорали,  снимали с  Конуса

клеща, ходили на  "крабалку" и в  Алушту. К вечеру  приготовили мидий,

которых наловили днем.

 

      16.07.95.воскресенье.

    Утром, после завтрака, мы  собирали вещи и устраивали  "прощальный

заплыв", а в 2 часа пошли на троллейбусную остановку. Мы загрузились в

троллейбус, идущий из Ялты до Симферопольского вокзала. До Симферополя

доехали  без  происшествий,  а  в  Симферополе  мы оставили рюкзаки на

перроне и  Павел Николаевич  уехал по  делам в  КСС, сказав, что около

рюкзаков должно быть не меньше 4-х человек. Стас, Вова, Андрюша и Федя

ушли  за  продуктами;  Светлана  Андреевна,  Егор,  Ксюша  и Леха ушли

гулять, а остальные ходили тратить оставшиеся деньги. В 8 часов мы все

собрались  около  рюкзаков.  Через  некоторое  время  начались бега по

платформам: мы искали наш поезд, до отправления которого оставалось 15

минут, а его до сих пор не объявили. Павел Николаевич пошел выяснять в

чем дело.  Оказалось, что  поезд прийдет  только через  час. Когда  мы

все-таки нашли наш поезд, нас не  хотели в него пускать, потому что  у

нас не было документов. Павел  Николаевич пошел к начальнику поезда  и

через  некоторое  время  нас  пустили.  Мы  сели в вагон и сразу стали

готовить ужин,  так как  в последний  раз ели  утром.   На ужин  опять

вместо  сгущенки  открыли  тушенку  и  Павел Николаевич решил провести

занятие по банкам. После ужина мы легли спать.

 

      17.07.95.понедельник.

    Весь день мы умирали от тоски  и печали. Распорядок дня у нас  был

следующий:   завтрак,   разлагаловка,   обед,   разлагаловка,    ужин,

разлагаловка,  отбой.  В  перерывах  между  едой  мы общались, читали,

играли в карты, в кости, смотрели в окно, спали. Таможня была такой же

как и  по пути  в Симферополь,  но на  этот раз  таможенники проверяли

документы.

 

      18.07.95.вторник.

    Всю ночь мы умирали от холода,  а весь день от голода и  от нечего

делать. У всех было жгугее желание: попасть домой и поесть. Днем к нам

подсели узбеки, которые ехали в Уфу. Мы общались до вечера, они спасли

нас от голодной смерти, а когда выключили свет разгадывали загадки  со

Светланой Андреевной.

 

      19.07.95.среда.

    Утром мы проснулись  до Златоуста и  кое-кто сразу начал  собирать

вещи. В Златоусте дежурные Андреи стали готовить завтрак. После Миасса

мы  собирали  вещи  и  сидели  "на  иголках" в ожидании Челябинска. На

вокзале нас ждали куча предков, Окса, Петя, Катя и бомба,  подложенная

в здание вокзала. Попрощавшись, мы разъехались по домам.