Новости
События
Библиотека
Пещеры
Фотогалерея
Члены
Форум
Гостевая книга


 
Текущий раздел : Главная/ Библиотека /
 

Фишт 99. Часть 1.

19.02.2007 18:51
Версия для печати

30.07.99 - пятница.

Все началось, как обычно, с того, что все собрались в Граунде, и Серега Куклев организовал футбольный матч во дворе. Команда спелеологов играла против команды дворовых детей при поддержке Вадика Козлова. Весь остальной народ в это время бегал по Граунду и вокруг него и что-то делал, или делал вид, что занимается полезными вещами.

Часов в 10 вечера народ начал постепенно выдвигаться на вокзал. Рюкзаки и остальное барахло доехали на машине, а весь народ - на трамвае. На вокзале мы разгрузили машину и потащили вещи на 2-ю платформу к нашему поезду N389 "Челябинск-Адлер". Ехали мы в разных вагонах, поэтому толпа уезжающих и провожающих рассредоточилась по всей платформе.

До отправления поезда народ перетаскивал вещи, бегал в ларек, фотографировался на фоне облезлого 3-го вагона. Когда проводницы загнали всех в вагон, Окса с Конусом, желая помахать всем ручкой из открытого окна, благополучно сломали это окно. А когда поезд тронулся, БЗ разбил одно из стекол, пытаясь закрыть это самое окно обратно. Дальше народ начал звать проводницу, ходить к начальнику поезда с жалобой на ветхость вагона, предварительно спрятав лишние рюкзаки в соседнем купе. Дело кончилось тем, что пришел мастер и починил это стекло. После этого происшествия мы поужинали и в промежутке между Миассом и Златоустом пытались лечь спать, но к нам в гости пришел Леша, и отбой несколько сместился.

31.07.99 - суббота.

С самого утра народ стоял на ушах и мучался от жары. Все мы ехали в 3-х вагонах, из-за чего, в общем-то, особых неудобств не испытывали. Состав 3-го вагона: Гоша, Саша, Галя, Даша, Юра, Макс, Федя, Таня, Окса и Конус. В 6-м вагоне ехал Леша с семьей и Игорь. А команду 9-го вагона ласково окрестили сначала "Гремучей смесью", потом "Гоблинами" - это Сева, Дима, Коля и Серега.

Новый анекдот:

Едут в одном купе Сева, Коля, Серега и Дима. Пили-пили, а потом начали дурачиться. Сева говорит: "Я буду Буй". Коля: "Я буду Зуй". Серега: "Я буду Куй". А Дима: "Так, мужики, я пошел отсюда".

В течение дня народ ходил друг к другу в гости, играл в карты, которые перед этим купили на станции (целых 2 колоды), устроили чемпионат по армреслингу, и Максим Игоревич всех сделал. А вообще, народ весь день квасил, несмотря на жару. Оксе было лучше всех: она ловила кайф под мокрой простынкой, которую ей дважды заботливо намочил Леша, а БЗ обложил Оксу холодным пивом.

К вечеру жара спала, и стало гораздо легче жить (пить). А уже совсем ночью Окса и Конус высовывались из окна купе (в Пензе), завернувшись в простынки, а Макс с Лешей пытались залезть в купе через окно. Залезть-то они могли, а вот стоять уже нет.

А песней экспедиции стала песня "Убили негра", причем исполняли ее в разных вариантах, например:

Ай-я-я-я-я-я-яй
Споили Севу,
Споили Севу, споили,
Ай-я-я-я-я-я-яй,
Ни за что ни про что.

Потом на этой же станции мужики начали отжиматься на перроне и уронили Макса лицом в грязь. А когда всех загнали в вагон, Саша привел Макса в купе, раздел и по всему купе разбросал его носки. Потом народ вроде бы утих, и особых приключений не было.

1.08.99 - воскресенье.

Сегодня мы продолжали маяться от безделья, но с самого раннего утра был очень приятный момент: на какой-то станции поезд стоял 76 минут и народ гулял в чистом поле, где паслись коровы, а БЗ мучил местную лошадь, разъезжая на ней по дороге. Потом все пошли купаться, точнее купанием это было назвать сложно: местный мужик с меланхоличным выражением лица поливал всех водой из шланга. Народ в чем мог, в том и купался. Самые умные мыли головы, а БЗ нагло выпросил кусочек шампуня у каких-то девочек. Когда поезд тронулся, мы немного потеряли Макса, думали что он купается, а потом нашли его у Леши в вагоне.

Весь день народ продолжал страдать фигней: спали, квасили, играли в карты. Распорядок дня был примерно такой:

    1. Большая станция - народ выходит дышать.
    2. Все квасят и кушают.
    3. Постепенно все отваливаются спать.
    4. Большая станция и все начинается сначала.

Как обычно, когда жара спала, т.е. уже совсем ночью, народ вспомнил, что это последний день пьянки и собрался в одном купе. Это была целая эпопея, когда пьяные мужики во весь голос блажили песни. Сколько было выкинуто из окна бутылок, никто не знает, но, судя по количеству разбитого стекла, счастья у нас будет немерено.

2.08.99 - понедельник.

Утро началось с того, что БЗ слез с верхней полки, сказал: "Пьянству бой!" и пошел будить народ и убеждать, что всем уже давно пора вставать (времени было 9 утра). Когда его обозвали "спиблином", он даже не обиделся, но за целое утро раз пять ложился на полку и делал вид, что спит, но уже через 30 секунд вскакивал и кричал: "Всем вставать! Не спать!"

Остаток дня народ продолжал страдать от жары и от похмелья. Когда мы проезжали мимо моря, народ пытался купаться на каждой остановке. Где-то даже получилось. Из окна вагона увидели на пляжу народ в палатках с грязными веревками и касками. Покричав из окна, мы выяснили, что это не спелеологи, а альпинисты и успокоились. Подъезжая к Сочи, начали вытаскивать в коридор рюкзаки и транспортники. Получилось так, что они заняли пол коридора в длину и весь коридор в ширину.

В Сочи шмотки начали вытаскивать на перрон и через двери и через окна купе. В результате на платформе оказались две кучи: около 3-го и около 9-го вагонов. Мы сходили на вокзал, нашли машину - синий Рафик, водитель которой согласился отвезти нас до вертодрома за 70 рублей (когда с ним пытались сторговаться до 50-ти, он сказал, что не повезет, потому что много народа.) В результате в эту синюю машину запихали все шмотки, а сами поехали на другой машине за 50 рублей. Нас довезли до МЧС-овцев, куда должен был потом прилететь вертолет. Сначала мы долго-долго выясняли, где нам остановиться, несколько раз пытались начать разгружать машину, в конце концов разгрузились около речки, а встать решили прямо на вертодроме около стадиона. Передав все шмотки чрез забор, мы прошли через дырку в этом же заборе, и начали готовить ужин и ставить палатки.

Сочинские спасатели про БЗ: "Парень приходил, лох лохом, но часы крутые".

Кстати о птичках, на перроне Макс выдал такую фразу: "Все на своих местах: жена на кухне, дети в комнате, собака дом сторожит, а я в Сочи". А еще спасатели пообещали прилететь к нам на вертолете.

Поужинав, мы пошли купаться в море, остановили автобус, который согласился довезти нас до моря за 50 рублей. Доехав, мы пошли вдоль набережной, на все глазея и разевая рты. Мы дошли до места, где кончились кабаки с фонариками и полезли в воду. Купались мы до обалдения, а обалдев, пошли потихоньку домой. Сфотографировались в порту около спасательного катера, посидели на ступеньках, помечтали о том, что когда компания Underground выйдет на межпланетный рынок, и будет продавать спортивное снаряжение на Марсе, они тоже купят яхту.

Вернувшись домой, мужики сели квасить, а Окса с Конусом вынесли БЗ из палатки (за руки и за ноги) и пустили обратно только с пенкой. Спать ложились с расчетом, что встать придется с первым лучом солнца.

3.08.99 - вторник.

Проснулись мы от жары. После того как чуть-чуть оклемались и позавтракали "пошлячим" супом, народ пошел в город за покупками и по делам. Пока мужики покупали продукты, тетки купили Гоше новые шорты, позвонили домой и в Граунд, пошатались по базару и в час встретились на перекрестке. Немного подождали Колю и Игоря, не дождались и поехали домой на машине. Водителю так и сказали: "до дырки в заборе". В лагере порешали, что мы будем делать, оставили Макса, Колю и Сашу в лагере, (Даша и Таня ездили к таниным родственникам за купальником) и пошли на пляж.

Гоша говорит:
- Я не могу больше часа без еды.
Сева:
- А что у тебя?
- Что-что - жрать хочу!

На пляж мы шли, почему-то не как в прошлый раз, а через что-то другое. По пути потеряли Гоблинов. Немного подождали, поискали и пошли дальше. Расположившись на пляже, мы начали купаться и загорать. В это время вернулись Гоблины. Какое-то время мы купались, загорали, пили пиво в пивнушке на берегу, а потом часть народа пошла в лагерь за оставшимися людями. Подошел народ и мы прохлаждались на пляжу до вечера, а вечером решили пойти ужинать в кафе.

Кафе называлось "Лаванда". После вкусного ужина мы вернулись обратно на пляж, еще раз искупались и пошли пешком до вокзала, где должны были быть переговоры с Лешей. Шли мы по мосту через реку Сочи и поняли, что та самая грязная лужа около нашего лагеря, из которой народ отказывался чистить зубы - это она и есть. А потом мы видели на улице живую козу и живого медведя (правда, маленького), который пытался утащить у БЗ пакет с Игоревыми трусами. После этого мы с Оксой поняли, что Машенька могла стирать медведю, а БЗ сказал, что у медведя, наверно, есть какие-то грязные места.

На вокзале Игорь переговорил с Лешей, и на маршрутном такси мы вернулись в лагерь, где узнали, что Димка играл в футбол и повредил ногу. Решили больше пьянок вечером не устраивать, а на ночь глядя тетки пошли мыться в фонтане. Все началось с чистки зубов, потом продолжилось мытьем головы, а закончилось все тем, что тетки просто разделись и начали мыться полностью. И, надо сказать, вовремя закончили: из соседнего домика вышла толпа народа, которая села в машину и уехала.

В лагере мы еще немного посидели и пошли спать. Кто под открытым небом, а кто в палатках, так как пока мы были на пляжу, в небе были какие-то намеки на грозу, и Макс запеленал все рюкзаки и палатки в полиэтилен.

На ночь БЗ рассказал сказку:

"Жили-были спелеологи. Жили они две недели в горах, а потом сбросились и пить не стали".

А потом Окса рассказала еще одну сказку:

"Сбросились спелеологи с гор, начали пить и у них деньги не кончились".

Немного посмеявшись, мы успокоились и уснули.

4.08.99 - среда.

Утром кто-то проснулся оттого, что пришел Алексей Викторович и устроил подъем, а кто-то оттого, что над ними начали бегать. Дело в том, что ложась спать на улице, народ лег на беговую дорожку как на самое ровное место, а с утра пришли легкоатлеты и начали бегать и при этом ругаться: "Ну что вы тут разлеглись?".

Леша всех поднял, пообещав вертолет через 15 минут. Времени было 7:45. Мы встали, начали собираться, собрались, но вертолета еще не было. Мы умылись, позавтракали, немного побалдели и тут прилетела наша птица. Пока она садилась на вертодром, у нас сдуло все что только можно было. Мы
еще немного побалдели, пока Леша договаривался с вертолетчиками, заполнили какой-то список, загрузили вещи в вертолет, загрузились сами, немного пофотографировались и полетели. Наконец-то сбылась мечта идиота - полетать на вертолете.

Летели мы классно: глазели по сторонам с высоты 2000 метров, совали руки в окошки; только я не знаю, то ли все молчали, то ли я ничего не слышала. Пролетая мимо Фишта, Леша истратил всю пленку, все 36 кадров.

Ровно в 11 часов мы прилетели на "Лунную поляну" - так было написано на домике. Благополучно приземлившись, мы разгрузили вертолет и помахали ему ручкой. Нас
встретил мужик, отвел в гостиницу (совершенно обалденную) и начал рассказывать о том, куда нам идти и как, где лучше идти, где искать пещеру и что нас ждет в ней. При этом он говорил, что он не спелеолог, что он ничего не знает, но говорил такие вещи! Он нас устроил, напоил чаем. Потом мы начали перекладывать вещи, решив, что сначала понесем подводку до перемычки, а остальные шмотки оставим внизу.

Мы оставили в лагере Оксу и Диму и пошли наверх, поручив им поставить палатки и приготовить ужин, и пошли наверх. Пока шли, в перерывах между тем, чтобы сгибаться под тяжестью рюкзака и смотреть под ноги, мы любовались окружающими нас красотами. Зеленая трава, субальпийские луга с колокольчиками, незабудками, маргаритками и еще какими-то цветами; огромная скала и цепляющиеся за нее облака.

Когда мы дошли до сыпухи, устроили привал с перекусом. Поднявшись, у всех были разные эмоции. Максу этот подъем напомнил прогулку к морю в первый день, а когда у Игоря спросили: "Как дела?", он ответил: "Х!". Мы начали перекусывать и выяснили, что Сева не взял сало, а шоколад выделяет по кусочку, и тут Севу начали убивать. Коля сказал, что каждый раз мы едим китайскую лапшу, а нормальные продукты остаются, на что Сева ответил, что воздух из твоих баллонов вообще выпустили, а мои продукты хоть ели. После того как народ немного отдохнул и поругал Севу, мы пошли дальше наверх. До перевала, казалось, уже недалеко, но на самом деле оказалось гораздо дальше, и по такой отвратной тропе… (Точнее без тропы - по сплошной сыпухе).

Из лагеря мы вышли в 12:30, а наверх поднялись в 16:00 и начали бегать, глазеть по сторонам, собирать цветочки, читать надписи на табличках, материть вертолетчиков, которые вполне могли бы довезти нас до того места, где мы сидели. А по пути наверх нам попалась куча колорадских жуков, которые неизвестно чем питаются.

Табличка на перевале:
... Кто живой, кто мертвый - отзовись!
- Понапрасну головы морочишь,
Миллиарды наших одиночеств
Сохранит заснеженная высь.
А у нас от снега слепота,
Не поймешь - кто верует, кто плачет...
Ты же зрячий, ангел мой, а значит
Улетай, мой ангел, улетай!

Туапсе - Белореченск
1986г.

Сверху мы примерно прикинули, где находится дыра, видели идущего человека, повосхищались охрененным снежником и поужасались при виде тучек, бегущих со всех сторон. Макс пощелкал из фоторужья, БЗ попозировал, завязывая шнурки на снежнике на своих "саломонах" за 170 баксов, а Леша, БЗ, Коля и Сева пошли на разведку. Через полчаса подошла новая группа: Шура и Игорь. Замученные, голодные, уставшие. Самой ходовой фразой этой заброски была: "Ну я то зачем полез? Я же читать не умею!"

Постепенно наверху стало холодать. Народ одел теплые шмотки и начал обсуждать сыпуху и ботинки. Погода становилась все хуже и хуже. Наконец нам надоело ждать народ, мы им покричали, что пора домой, на что они нам ответили, чтобы вы валили отсюда, а мы придем через час.

Мы посыпались вниз. Это оказалось несколько приятней, но не намного. Вниз мы ссыпались примерно за полчаса, и ещё где-то полчаса шли до лагеря.

В лагере нас ждал вкусный ужин (хоть и суп пошлячий, но вкусный). Когда мы поужинали, пришел остальной народ. Дыру они не нашли, но прочесали все плато и поняли, что лагерь там ставить негде.

После ужина продолжили издеваться над Севой и припоминать ему дневной перекус. Потом оказалось, что масло закинули наверх, а после того, как Сева заявил, что он не знает где печенье, выдвинули гипотезу о том, что Сева втихоря выкинул подводку из трансов и напихал туда продуктов, а Юра и Коля будут дышать через сушки, или через макароны. Потом Севе досталось за то, что мало сухарей. Макс грозился взвеситься и сообщить Севе на сколько он похудел, на что Сева ответил, что двое его знакомых парней точно похудеют.

А БЗ - это вовсе не БЗ, а 63-ий, а Сева не ББЗ, а 663-ий.

После ужина долго велись серьезные разговоры. Леша сообщил план на завтра. Мы еще немного посидели, а потом резко начавшийся дождь всех разогнал.

Идет акклиматизация (медленно, но верно). Дождь был не то чтобы уж совсем дождь, но с неба капало. Чуть позже Леша, Макс, Сева и Юра пошли к хозяину приюта Горлову. Немного с ним пообщавшись, они вернулись, пошумели и легли спать.

5.08.99 - четверг.

Утро началось с Юриного крика. Юра бегал по лагерю и громко трубил подъем. После утреннего кофе и завтрака Леша изложил дальнейшие планы на сегодняшний день: лагерь остается на месте, в лагере остаются Дима и Таня, весь народ тащит шмотки наверх, наверх уносятся две палатки и в том лагере остаются Юра, Гоша, Саша и Коля. Для деланья навески.

После завтрака народ начал постепенно собираться, готовить подземку, заниматься всякими мелкими бытовыми вещами. Леша составлял график. Погода была пасмурная - то солнышко, то облачка, то тучки. В 8 утра на небе была луна (точнее половина луны), а вечером выяснилось, что в лагере куча мелких мошек, а в деревне можно купить ведро молока за 30 рублей. Игорь сделал совершенно очаровательные крышки для котлов, а для сковородки крышку делать отказался. Выход был объявлен на 11 часов. До этого времени решили попить чай и устроили кружок "очумелые ручки": из остатков жести начали делать сахарницу и хотели сделать крышки для кружек, солонку, коробочку для чая, но пришел Макс и начал ругаться, что переводят ценные вещи.

А еще мы узнали, что такое палатка ENDURO - это энтакая дура, в которую влазит дофига народа.

Времени 11 часов. Уже сутки мы здесь. Народ собирается в дыру. Леша и Саша планируют нашу дальнейшую жизнь. Сегодня наверху еще останутся Федя и Окса с тем, чтобы завтра нести мешки вниз. В 11:15 Леша закончил решать и начал строить
народ на выход. В 11:35 все еще собирались, а Сева наряжал елку (то есть бук, а может и не бук) мешками с продуктами.

Фраза Севы: "Что за привычка жрать продукты?"

А еще в процессе собирания вещей БЗ и Игорь обсуждали: берет ли пейджер на Увильдах или нет. А Сева утверждал, что здесь живут крысы, которые лазят по деревьям.

Леша рассказал всем как пользоваться телефоном, кто, куда, когда и зачем пойдет и когда и с чем вернется. Мы дособирались и выдвинулись наверх. Мы расползлись по всему массиву как тараканы, и ползли как беременные тараканы, а Сева шел и слушал сочинскую передачу "Привет боссу!". Потом начался дождь, и Севе передали, что в Сочи тоже дожди.

Кстати, когда вчера вечером начался дождь на базе, а мы были в самой туче, то выдвинули гипотезу о том, что находиться во время дождя в туче - гораздо приятнее, чем под ней, а над ней - еще лучше, а если находиться в верхних слоях, то только ноги промокнут. Мы дошли до большого камня в самом начале сыпухи и сели перекусить. Сидели опять же в самой туче под мелким и нудным дождиком и рассуждали о том, как сейчас плохо и жарко в Сочи. (Хотя там тоже шел дождь). Потом начался очередной (второй) подъем по сыпухе вверх, но на этот раз в тумане. (Играли в ежиков в тумане). Тучки небесные ходили везде. Шел мелкий и нудный дождик. Из-за тумана было видно только в пределах 10 метров. Наверху народ нас ждал сидя в яме. БЗ показывал стриптиз, от которого никто не получал удовольствия, потому что холодно было на него смотреть. Не слыша аплодисментов, он застеснялся и пошел переодеваться в свой полосатый изотермик на камушек повыше. Переодевшись, он стал похож на Тигру. Народ начал вести высокоинтеллектуальную беседу о том, может ли быть относительная влажность больше ста процентов или нет. Сева предложил Коле поспорить с ним на ящик пива. А БЗ задал глупый вопрос: "Откуда столько умного народа собралось в одной яме?"

Подошел весь народ, мужики немного пошатались по округе, потом сели в яму перекусить, а после того как перекусили начался тихий ужас. А именно пошел дождь, град, подул ветер, в общем, стало очень плохо. Сначала мы прятались-прятались, а потом Коля надел гидру, комбез и пошел растягивать полиэтилен. Растянув полиэтилен, все залезли внутрь и один Сева, как стойкий оловянный солдатик, сидел в накидке на улице и слушал радио. И только сейчас, только в этих условиях, ему удалось поймать "Европу +". На самом деле, это нельзя передать словами, как там было плохо. Там было просто безобразно.

Окса на привале:
- Меняю Южный Урал на Западный Кавказ!

Когда дождь немного поутих и надо было принимать решение, Леша погнал всех теток и Игоря вниз, а сами они остались, чтобы поставить лагерь наверху и спрятать шмотки. Наверху оставались Гоша, Юра, Сева, Коля и Шура. Последнее, что мы видели уходя - это то, что мужики ставили мокрую до нитки палатку на ветру, а потом смело перенесли ее на снежник. От этого зрелища сердце перевернулось и, тоскливо оглядев весь этот ужас, мы побежали вниз.

Кузнечик на Фиште - "не грусти, похрусти".

По мере спуска, когда туман немного рассеялся, (не от того, что погода улучшилась, а от того что мы спустились метров на 200), мы посмотрели вверх и увидели, что облако ходит по кругу между двумя скалами как раз на месте перемычки. Зрелище было печальное.

"Не тормози, сникерсни!"

Спустившись вниз, мы услышали крики сверху. Это нас догнали мужики. Дальше в лагерь мы шли вместе и очень удивлялись, что какие-то долбанные 800 метров так влияют на погоду. К тому времени нам уже стало гораздо легче, теплее, светлее и суше, и хотя внизу дождь тоже прошел, было не очень мокро. Леша даже предложил Феде и Оксе идти обратно искать дыру, но посмотрев назад, нам стало опять грустно. Мы даже представить себе не могли как там наши мужики. В лагере мы выпили по 50 грамм водки, которая отвратительно воняла бензином, с чесноком и перцем, переоделись в сухие вещи и нам стало еще лучше. К нам пришел хозяин приюта и обрадовал тем, что это еще не дождик был, а так - фигня.

После вкусного ужина Леша огласил планы на завтра. Кстати, его коронной фразой наверху была: "Баста, карапузики, кончилися танцы!". Мы еще немного посидели около стола, точнее вокруг него, и пошли спать. А бедному Максу никак не давали уснуть разговоры в соседней палатке, несмотря на то, что последней прекратила разговоры как раз таки его палатка.

6.08.99 - пятница.

Дежурные Игорь и Даша разбудили всех около восьми. После утреннего кофе в постель был завтрак в тумане. Причем туман то приходил, то уходил. Блуждал вокруг лагеря, появляясь с разных сторон. Во время завтрака Серега явно услышал звук приближающегося вертолета. Не знаю куда он летел, но явно не к нам.

После завтрака Окса и Федя начали собираться в дыру, Леха наверх - нести всякую фотоаппаратуру. Дима клеил гидру, а остальные постепенно обустраивали лагерь. Погода была совсем непонятная: то туман, то какая-то влага с неба, то вдруг солнышко. И скалу то видно, то невидно, то видно, что она в облаках.

В процессе обустройства лагеря Игорь копал канавку для ручья, тетки носили палатки по всему лагерю, а потом мужики натягивали тент над костром, а чтобы было удобней, Игорь посадил на шею Дашу и пока она привязывала тент, рассуждал, о том, как бы зайти наверх с таким грузом.

В половине двенадцатого народ сел пить чай. У Макса болела рука и он не мог держать ни кружку, ни ложку. Галка даже предложила его полечить: помять что-нибудь.
Туман так и ходил вокруг лагеря. Пришел хозяин приюта и сказал, что скорее всего, наверху погода хорошая, потому что туман внизу и ветер соответствующий. У хозяина спросили про всякие непонятные явления (вечером Серега видел что-то летящее, светящееся и мигающее - похожее на самолет, который почему-то пролетел на фоне дома, развернулся и полетел обратно), и Хозяин рассказал о том, что адыгейские спасатели показывали ему видеосъемку про снежного человека, где была такая история: группа нашла босые следы на снегу, такого размера, что ботинок 43-го закрывал примерно 2/3 следа. И такие следы были на протяжении 1,5 километров, а снег был настолько плотный, что след оставался только тогда, когда один человек садился другому на плечи.

Мы немного пообщались, хозяин ушел, а у нас начался дождь, правда, мы предварительно натянули тент над костром и над столом. За 10 минут до начала дождя наверх ушли Макс с Димой. Дождь, надо сказать, был лучше чем вчера, но все равно отвратный. Так мы и сидели весь день, следили за тем, чтобы вода текла в арык, а тетки от нечего делать, занялись макроме. Даша учила всех плести совят. Хозяин приходил еще раз, мы опять долго общались, перекусили, а в 7 часов на горизонте неожиданно появились 4 фигуры. Что-то в них было до боли знакомое, и голоса были похожи. Когда они подошли ближе, оказалось, что это Макс, Дима, Леша и Сева. Оказалось, что дыру они нашли только сегодня с помощью питерцев. График сдвинули на день, оставив наверху БЗ, Колю, Гошу, Шуру, Федю и Оксу. Нарассказывали всяких ужасов о том, как там чуть было не украли Серегин рюкзак, как там упустили карбид со снежника Колорадо, как там народ перестал материться, а Коля вообще замолчал, когда Окса поднялась наверх. Сева рассказал как они вчера ночевали на снегу. Говорит, что это была не худшая, но и не лучшая ночь в его жизни.

Окса собирается в дыру.
Кричит из кухни с горки:
- Конус, дай мне зубную щетку!
Спускается вниз с горы:
- Мать! Мать! Мать!
Спустилась:
- А хотя ладно, не надо.

Дальнейшими планами на сегодняшний день стал спуск Гоши и Юры вниз на провешивание входной части. Кстати о птичках, к приходу мужиков туман ушел. Мужики сели за стол - выпить свои законные 50 грамм, а так как водка была все та же, то Леша даже спросил: "Мы что, примус разводим?" На самом деле, картина была потрясающая: у мужиков после водки и "парламента" на лице было написано счастье и блаженство. Второй песней экспедиции стала песня со строчкой "Я помню все твои трещинки". Потом мужики еще довольно долго сидели смеялись, веселились, требовали на ужин борщ и салатик, а еще лучше жареной картошки. Сева рассказывал свои сны, что на перемычке изо всех щелей полезли демоны, а потом, что он пришел, лег спать и ему начал сниться сон. А Лехе весь вечер доставалось от Игоря за то, что уходя не сделал запись в журнале выходов.

Погода наверху была такая, что Сева не видел Лешу за 5 метров. БЗ прогнал с Фишта сочинцев, которые, якобы были одеты так же как и мы внизу. Уходя наверх, довольный Макс взял с собой модуль с орехами, из такого же мешка, в котором лежало соевое мясо. Мы ждали исхода этого события, но когда Макс пришел, оказалось что он действительно взял модуль с орехами.

Лагерь наверху поставили около пещеры, и снега там нет.

А коровы по ночам ходят и бренчат колокольчиками.

Очередной проблемой стало отличить бензин от подсолнечного масла. Сегодня уже масло засунули в ремнабор.

Около девяти часов теток позвали в баню. Тут велено много про это не писать, но баня была классная. Мы отмыли от себя всю Сочинскую, поездную и даже Челябинскую и Свердловскую грязь. Самое приятное было то, что выходишь в предбанник, смотришь в окошко, а там Фишт. И так хорошо, так красиво! А потом выглянули звезды, и в окошко было видно звездное небо. После бани мы пошли к Григорию Борисовичу пить чай, есть творог, читать газеты и смотреть телевизор. Обсохнув, мы пошли домой. Хозяин предложил фонарик, но мы отказались, а выйдя на улицу, поняли, что поступили глупо. Кроме звезд ничего не было видно. Мы вернулись за фонариком и пошли домой.

В лагере все уже сидели по своим палаткам, но еще не спали. Леша перенес подъем на час позже, а уже совсем перед сном (Максу опять не давали спать) мы немного пообщались между палатками, посмеялись и уснули.

7.08.99 - суббота.

Утро было прекрасное. На небе ни облачка, солнышко, весь Фишт видно четко и ясно. Все встали с хорошим настроением и довольные жизнью. Пока мы завтракали, пришел Хозяин. Принес записку, которую надо было отнести на Черкесский перевал, куда мы собирались за хлебом. Сообщил курс доллара: 24.50, пообещал мужикам красную краску, чтобы промаркировать тропу до Птицы.

После завтрака Леша и Макс сели решать организационные вопросы: кто и где в какой день будет находиться.

Сегодня утром Макс опять сделал кофе, а его забыли поцеловать за это. А потом Игорь собрал Дашу, Надю и Таню и повел их за хлебом.

А за хлебом мы сходили меньше чем за 1,5 часа до Черкесского перевала. Шли мы по туристской тропе, по которой шла куча почти местных (как они сказали) туристов. Мы дошли до перевала, на котором было всего
домиков пять, встретили дедушку Ашота, предали ему записку. Кроме него в деревне народу было немного: еще три старика, человек пять детей и одна девушка лет двадцати. Они возились с лошадьми. Нам передали булку хлеба для Горлова и сказали, что вообще, хлеб они пекут, если есть мука. (Муки у них не было). Мы дали ребенку шоколадку и пока разговаривали, он принес нам булку хлеба безвозмездно. Поговорили насчет лошадей на сброску. Хозяин лошадей пообещал к нам подойти на днях.

На обратном пути мы опять встретили почти местных туристов, которые спросили, где мы взяли хлеб, а мы сказали, что купили в магазине, а еще там пиво холодное продают. Они даже поверили. А еще, уже вся округа знает, что оборзевший Челябинск прилетел на вертолете.

Таблетки: антихаретресконтин.

Пока мы ходили, мужики в лагере пилили дрова бензопилой, а Галка заливала воду в баню и мыла посуду из-под молока у Хозяина. Оказывается, наш лагерь совершенно классно смотрится: кучка разноцветных палаток, освещенная лучами солнца, в тени зеленых деревьев.

Альпинисты ледорубами из реп шнуров носки вяжут.

Хозяин позвал нас к себе смотреть видеоматериал про Фишт. Макс, Леша и Дима постарались профильтровать бензиновую водку, используя активированный уголь, а Сева разбирался с графиком и с продуктами.

Процесс фильтрации водки проходил достаточно болезненно. Испоганили несколько бутылок, весь активированный уголь, запах был все равно как на бензоколонке, поэтому в уже отфильтрованную водку напихали травки (манжетки горной, которая лечит от всего) и кофе.

После обеда мужики продолжили собираться в дыру, а тетки и Серега пошли к Хозяину смотреть фильмы про Фишт. Оказывается, что Фишт в переводе с адыгейского - Белая шапка, а еще, именно в этой скале был прикован Прометей, и именно сюда прилетал орел клевать его печень, поэтому на скале до сих пор осталось красное пятно.

Потом мы проводили мужиков наверх (кстати, они долго собирались и искали рюкзаки, поэтому вышли поздно), а потом пошли досматривать фильм. Досмотрев, мы начали смотреть "Кама сутру" в трехмерном изображении, а потом "Зорро". Приходил Сергей лечить стертую "саломонами" ногу, Игорь пришел выяснить, что же нас там держит.

Часов в шесть Хозяин увидел, как с перемычки спустились три человека. Мы вернулись в лагерь, где Серега и Галя готовили ужин, а Таня, Даша и Игорь играли в дурака на раздевание. Когда приготовился ужин, Серега пообещал выдать сертификат о том, что такого дерьма мы еще не ели, но на самом деле было вкусно.

А после второго подъема и спуска наверх, Игорь пообещал написать рекламацию "саломону", что после всего этого на них отклеились ценники.

Галка днем загорала на лугу, а ее облизывали бабочки с хоботами. Хоботы у них были длиннее ног. Галка говорит, что бабочки были классные.
Совсем вечером, в лагере начался массовый психоз: все ждали народ, который уже два часа назад видели на сыпухе, а увидели на круглом камне на вершине скалы три шевелящиеся фигуры. Мы сидели и пялились во все глаза на сыпуху.

Даша и Серега начали валять дурака. Даша выложила из печенек воображаемую руку Игоря и начала тыкать в нее ножом. Таня занималась макроме. В 9 часов никто еще не подошел. Даша, Игорь, Таня и Надя полезли в палатку играть в карты, и через некоторое время услышали странные звуки. Оказывается, к калитке подошел бык и начал мычать противным голосом. Серега его прогнал, но после этого коровы начали толпами ходить вокруг лагеря.

Мы сидели в палатке и играли в карты, периодически дергаясь на каждый звук за палаткой. Не выдержав, мы легли спать, но не успели уснуть, как услышали крики. Моментом выскочили из палатки (времени было 23:20), и оказалось, что это действительно наши долгожданные. Оказывается, они пошли по велению Леши по "туристической тропе" и немного заблудились, ушли в другую сторону Фишта.
А наверху Гоша и Юра сделали навеску, Леша промаркировал тропу, народ стащил груз на -250. Окса стала первой девушкой из нового поколения спелеологов, которая ходила в Парящую Птицу.

На самом деле, они пришли замученные, уставшие, но все-таки довольные. У Коли теперь любимая песня "Вечерний звон". А у Оксы жумар прошел сквозь оттяжку, а кроль нет. Впечатления у них, конечно, только вода, колодцы и оттяжка.

Загадка: Между ног болтается на "З" называется.
Ответ: транспортник.
Почему на "З"? Потому что затрахал.

Народ сел пить чай и рассказывать свои впечатления о ночной прогулке, новой тропе, подъемнике и новой батарейке. Обменивались любезностями о том, как у кого пахнет бензином изо рта. Предложили в ту же самую водку накидать клопов, чтобы получился коньяк. Так мы немного посидели, пообщались, разобрались со спальниками и благополучно легли спать.

8.08.99 - воскресенье.

С самого раннего утра Галка и Игорь ушли наверх. По лагерю этим утром ходили какие-то мужики. Через калитку в сторону Хозяина. Народ встал с таким чувством, как будто их кто-то долго-долго бил или даже топтал ногами. Потом был обычный завтрак, обычное ничего не деланье.

Погода была хорошая, поэтому народ вылез загорать на улицу. Мужики устроили помывку и постирушку, а Даша парикмахерский салон.

Опять ходили к Хозяину пилить дрова. Ходили к соседям за молоком (молока, правда, не купили, но договорились, что придем после 8-ми вечера).

Новое слово от Даши: "Спинзили".

После обеда юра и Коля ушли наверх (мы им даже платочками помахали на прощанье). Как только они ушли, мы пошли к Хозяину следить за баней и читать в бане Спид-инфо, а когда баня протопилась, в баню пошли сначала тетки, а потом Федя. Серега остался в лагере беречь больную ногу.

Когда все вернулись из бани, мы сели играть в штуку. Играли-играли, нам уже стало скучно. Мы не знали чем себя занять и решили сходить за молоком. Вспомнив слова Леши о том, что бывает с местного молока, мы представили себе эту картину: напьемся молока, рассядемся по кустам и будем веселиться.

Макс говорит:
- Нельзя теткам скотч давать, они его изведут на туалетную бумагу.

За молоком мы пошли в 8 часов. По пути шутили: "Федя, распрями плечи! Скажешь, что все мы твои жены." Придя к хозяевам коров, мы посидели у них в доме, поговорили с хозяином о жизни и о политике. Когда коров подоили, мы пошли в другой дом за молоком, где нам налили полный котел (9 литров) за 15 рублей. Пока шли обратно, Федя очень искусно обходил все неровности на тропе с котлом, наполненным доверху.

В лагере мы стали это молоко спасать (оно было еще теплое), продолжили играть в карты, пока варилась гречка, не за кружкой виски, а за кружкой молока. А потом у нас был романтический ужин при свечах (гречка с молоком). А еще у нас день был полон стрессов: Федя в баню сходил, а Серега руки и лицо умыл.

Ужин закончился, желаю всем спокойной ночи, но спать мы еще не легли. И легли, надо сказать, совсем даже не скоро. Еще доигрывали в палатке в тысячу, стояли на ушах, просто валяли дурака. Во сколько народ успокоился, я даже не знаю

<<Продолжение>>